Хочется, чтобы человек, глядя на мои картины, думал о чем-то приятном, а не искал в них нечто сакральное

2 / 2018     RU / ITA / EN
Хочется, чтобы человек, глядя на мои картины, думал о чем-то приятном, а не искал в них нечто сакральное
Мила Гура художник
О том, как творить просто, но красиво, о сложностях при организации выставок и об особенной технике написания картин рассказала Мила Гура, талантливый новосибирский художник.

СТИЛЬ: Совсем недавно, в декабре, у вас прошла персональная выставка. Расскажите о ней. Что вы в нее вложили, и какой была концепция?

МИЛА ГУРА: Тема выставки, ее идея в моей голове возникла спонтанно: я просто читала отзывы о своих работах одного знакомого архитектора, и мысль о выставке возникла сама по себе. Идея заключалась в словах. «В начале было слово» — так говорится в Библии. И я поставила слово во главу всего своего творчества, от этого все и пошло. Выставка называлась «БлагоДарю». Я имела в виду, что я благодарю всех, кто пришел, кто помогал, кто меня любит, кто интересуется моим творчеством. И в то же время я дарю им благо, свою любовь, свое признание, свою работу, доброту и солнце, что я в свои картины вложила.

Принято считать, что искусство должно быть
чем-то громоздким по смыслу, завуалированным. Мои же картины
простые, но очень изящные, я хочу, чтобы они радовали глаз

Эти блага я дарю людям. Было решено, что первый зал полностью займут картины, а второй зал будет рупором моей идеи. Там висели тексты, а внизу по периметру была трава, как будто цветы, мои картины, растут из лужайки. Когда речь зашла о текстах, я понимала, насколько это сложно претворить в жизнь, но казалось, что если понять слова, то можно и лучше понять концепцию моей выставки.
В связи с этим произошел забавный случай. Поскольку дело было к Новому году, то в одном из залов мы поставили елку, на ней были ангелы. По-новогоднему так получилось, по-волшебному. Когда выставка открылась, было очень празднично, красиво, звучал мой любимый саксофон, народу пришло много — праздник удался. И в один из дней я вижу такую картину: дети лет восьми стоят на коленях около этой елки и трогают цветы и траву, которые были по периметру зала. Учительница, которая привела школьников, объяснила, что им так стало интересно, что они решили все рассмотреть поближе и даже потрогать. Ведь работы у меня объемные.

Что значит объем в картинах? Как вы пришли к этому?

Пришла не сразу. Некоторое время я искала себя в живописи, искала что-то свое, уникальное, чтобы выделяться среди других художников. И я нашла свою изюминку — объемные формы цветов. Объем достигается благодаря технике: я накладываю масляную краску слоями, затем поднимаю нижний слой на картине специальными инструментами. Если сделаешь что-то не так, исправить это тяжело, поэтому важно представить картину в голове. Это при обычном нанесении красок можно где-то изменить форму, объем, здесь же каждая ошибка будет ощущаться, в буквальном смысле. Несмотря на трудоемкую технику, картина получается простой, доступной взгляду каждого. Ее можно повесить дома в интерьере, подарить на праздник — она проста и красива.
"ПО ЛУННОЙ ДОРОЖКЕ. ТРИПТИХ. 2013. Холст, масло. 60х240"

Что вы несете в своих работах людям, что хотите показать?

Мои работы — это отражение моих взглядов на искусство. Я считаю, что все должно быть просто: увидел и сразу понял, твое это или нет. Принято считать, что искусство должно быть чем-то громоздким по смыслу, завуалированным. Мои же картины простые, но очень изящные, я хочу, чтобы они радовали глаз.

Я не всегда вкладываю в свои работы глубокий смысл и всегда вкладываю в них свою душу и много любви. Хочется, чтобы человек, глядя на мои картины, думал о чем-то приятном, а не искал в них нечто сакральное. Я люблю свои картины, потому что вкладываю в них лучшую часть себя. Даже взяла за правило писать картины только в хорошем настроении: масло и холст очень чувствительны к негативу.
Честно говоря, когда пишу цветы, то в моей голове больше эмоций, чем мыслей. Это мое настроение на тот момент. Мы, женщины-художники, так устроены, что пишем импульсивно, мужчины же подходят к этому с другой стороны больше делают эскизов, набросков, продумывают что-то. Я уже давно не брала в руки карандаш, да он и не нужен при моей технике.

Что вы пишете помимо цветов?

Основную часть моих работ, конечно, составляют цветы, но я еще пишу пейзажи, портреты, натюрморты. Пейзаж для меня имеет другое значение. Я зрею для его создания, мне нужно время, чтобы обдумать, что я хочу рассказать. Я вкладываю в него не только настроение, но и мечты. То, что я бы хотела видеть в своей жизни. Залитая солнцем природа за окном, дом. Часто на картинах встречается образ двух деревьев — это для меня такое начало мужского и женского. Я сама из Алтайского края, село Родино. Какая-то часть моих пейзажей, наверное, воспоминания из моего счастливого детства.

Как вы пришли к тому, чтобы стать художником?

Я, можно сказать, всю жизнь плечом к плечу с этой профессией. По образованию я художник-модельер и пятнадцать лет проработала в Доме моделей здесь, в Новосибирске. В Москву собиралась поступать на модельера, начала брать уроки живописи у одного теперь уже известного новосибирского художника, Михаила Казаковцева, а потом он стал моим мужем (смеется). Конечно, отчасти любовь к искусству мне привил муж, но творить я и сама всегда любила.

То есть выбор нынешней профессии произошел спонтанно?

Не совсем. После того, как уволилась из Дома моделей, поняла, что рисовать — это то, о чем я мечтала всю жизнь. И я начала творить. Изначально я писала графику, как делала эскизы в Доме моделей. Но позже начала отходить от этого. Хотя моя первая выставка была все-таки сделана в стиле графики: акварелью и гуашью.
Когда моих картин стало слишком много, муж сказал вступать в Творческий союз художников России. В ряды художников меня приняли сразу. Так у меня появилась своя мастерская.
Сейчас я уже состоявшийся художник: у меня было около тридцати персональных выставок. А это уже другая зона ответственности. Сегодня выставка — это нечто иное, чем было раньше, от простого показа картин это выросло в отдельную концепцию или даже перфоманс тебя как творческой личности, художника.
ОСЕННЕЕ НАСТРОЕНИЕ. 2017. Холст, масло. 60х60.

Какие планы на творческое будущее?

На самом деле есть задумка объединить мои мечты модельера и художника, сделать что-то форменное, из ткани. Мне даже однажды сказали, что мои картины похожи на ткань. Наверное, в этом что-то есть. И моя страсть к цветочному орнаменту и насыщенности работ берет начало в Доме моделей.
Еще в молодости я мечтала о том, чтобы быть художником и одновременно преподавать, а теперь эта мечта сбылась! (Улыбается.) Я частенько провожу мастер-классы, учу тому, что умею сама — писать изнутри, от души. Приходят разные люди, каждый находит что-то для себя. И мы идем одной дорогой.

С какими сложностями вы обычно сталкиваетесь при подготовке к выставке?

Персональная выставка — это всегда трудный процесс, без помощи не обойтись. Мне тоже помогали, по большей части финансово, но сегодня это важная часть вопроса. Многие вопросы упираются в деньги. Например, я бы хотела сделать персональную выставку в Москве. Я уже выставлялась там однажды и имела положительные отзывы, но это была коллективная выставка нашего Творческого союза. Конечно, если бы была возможность поехать в столицу, чтобы сделать что-то самостоятельное, я бы ей воспользовалась.

Для вас есть какой-то идеал среди уже известных художников?

Да, я очень люблю Густава Климта и люблю очень давно. Это сейчас его творчество стало популярным, а я о нем знала задолго до этого. Мне кажется, его творчество на все времена, потому что вызывает приятные эмоции. А из современников я люблю творчество Михаила Казаковцева.

А что означает ваш псевдоним?

Гура — это не псевдоним, это моя девичья фамилия, по мужу я — Казаковцева. Когда я занялась живописью, муж сразу сказал, что его фамилию под картинами ставить не стоит: слишком много художников Казаковцевых будет. Так и пошло, что я стала подписываться девичьей фамилией. Я всегда любила свою фамилию, еще когда стала художником-модельером, то подписывалась как Мила Гура.
Вообще «гура» в переводе с польского — «гора». У меня вот так всю жизнь: я ставлю себе новые и новые вершины и пытаюсь взобраться на эти горы.

Вы много рисуете цветы, а у вас в жизни много цветов?

Да, дарят, но большую часть я рисую для себя сама. Мне всегда хотелось больше яркости и цветения вокруг себя. Я родилась зимой, может быть, поэтому мне всегда не хватало вот такого, зеленого.
ПРОХЛАДА В АВГУСТЕ. 2017. Холст, масло. 70х50.