Музыка спасает

2 / 2018     RU / ITA / EN
Музыка спасает
Владимир Гусев народный артист России, почетный гражданин Новосибирской области
Художественный руководитель и главный дирижер оркестра народных инструментов Владимир Поликарпович Гусев поведал о положении народных инструментов в мире музыки, перспективах их развития, а также о необходимости сохранения национальной культуры.

СТИЛЬ: Владимир Поликарпович, как после стольких лет в профессии вам удается до сих пор трудиться на два фронта? Может ли настать тот момент, когда вы скажете, что всё уже сделали и можете спокойно уходить?

ВЛАДИМИР ГУСЕВ: Музыка спасает. Потому что это очень мощный, хороший, положительный наркотик. Музыка как душа человеческая, она не подвержена каким-либо влияниям извне.
Здесь невозможно все сделать и на этом остановиться. Тем более, что жанр культуры и музыки национальной не в формате – приходится все время бороться, добиваться, доказывать. Бороться за зрителя, публику, слушателей. Будет очень жаль, если люди так и не поймут, как они должны относиться к своей культуре, нации, к тому месту, где они родились и живут. Это заставляет двигаться вперед и постоянно работать. Я говорю с абсолютным пониманием (ведь занимаюсь этим очень долго) и осознаю, что тут еще столько неоткрытого, столько интересного и ценного, и четко понимаю, что отношение к нашей культуре должно измениться.

Все-таки можно сказать, что популярность народного инструмента снижается?

К сожалению, это проблема. Удивительная страна Россия. Она такая могучая, огромная, из-за этого отношения у нас внутри не самые хорошие. Если мы возьмем для примера любую небольшую страну, то можно наблюдать, как они держатся за свою культуру со страшной силой. Россия же настолько большая, что мы просто не успеваем сплотиться воедино, но делать это необходимо.

Решается вопрос о том, быть нам нацией со своей уникальностью или не быть

Наш жанр не имеет огромной истории, как, например, симфоническая музыка и европейская культура в принципе. В марте исполняется 130 лет русскому оркестру вообще. Что такое 130 лет для истории? Это совсем небольшой срок, поэтому всегда стоит вопрос по поводу того, что играть, как играть. И тут приходится много думать, размышлять, исполнять разную музыку — и веселую, и национальную, и современную, что-то постоянно придумывать, удивлять зрителя.
С публикой дела обстоят неплохо — есть наработки, есть постоянные слушатели. Нужно нацеливать нашу деятельность на молодежь. Человек только с годами начинает созревать и тяготеть к изучению своих корней, родословной и вообще заниматься развитием духовным, а нынешнее молодое поколение подвержено интернет-изобилию. В Союзе было одно большое преимущество — мы были частью идеологии, сейчас единой идеологии нет, и отношение к нашей родной культуре стало несколько небрежным.

Сказывается ли такое падение популярности на музыкальных кадрах?

Конкурс в оркестре есть, как есть и талантливая молодежь. Очень вырос уровень педагогики, методики обучения. Но количество поступающих пытаются урезать, сократить, и это может быть чревато.
Понятно, что наши реформаторы обеспокоены тем, что мы слишком много денег тратим на образование, а отдача зачастую теряется, потому что иногда просто не обязательно выпускать такое количество молодых музыкантов.
И в этой ситуации нас спасает школа-десятилетка. Сюда набор идет с 5–6 лет: когда дети заканчивают среднюю образовательную школу, они одновременно с этим получают аттестат как выпускники музыкального колледжа, то есть имеют среднее музыкальное образование.  После этого можно уже сразу поступать в консерваторию. И на выходе получаются довольно крепкие музыканты, которые могут без особых проблем найти себе работу.
Более десяти очень талантливых ребят-выпускников играют в нашем оркестре, и это просто замечательно: смена поколений в нашем коллективе происходит очень удачно.

В чем различие отношения к родным культурам в России и других странах?

Как я уже говорил, чем меньше страна, тем больше она озабочена своей культурой. В той же Швеции устраивают фестивали, где какой-нибудь швед делает своими руками инструмент, при этом неплохо играет на нем, увлечен этим делом, и публика увлечена, собирается много зрителей. А у них нет такой системы образования, как у нас…
Особо меня удивили последние гастроли в Казахстане, в дни культуры. Астана в течение трех дней на разных площадках города с огромным ажиотажем слушала семь оркестров из России, Узбекистана, народных исполнителей из Азербайджана, Якутии, Тывы. Поражает это сумасшедшее разнообразие нашей многонациональной культуры. Да, Советский Союз развалился, но культура наша не рассыпалась. В очень многих бывших союзных республиках национальная культура держится на очень солидном уровне. Мне показалось, что у нас в этом плане все немного хуже, но, возможно, я не прав.

В феврале стартует фестиваль оркестров народных инструментов «Струны Сибири». Что вы ждете от него и чего ожидать зрителям?

Это третий фестиваль, он проводится раз в два года. В первую очередь он важен для обмена опытом. В Сибири наш оркестр самый старший, существует с 27-го года, все остальные коллективы из Барнаула, Кемерова, Красноярка отметили максимум 20–25 лет, чувствуется разница. Основная идея заключается в том, чтоб собрать все команды в одном месте, объединиться и показать исполнительский уровень каждого коллектива, доказать, что во всех уголках нашей Сибири это дело живет, что есть музыканты, люди-энтузиасты, горящие идеей игры на народных инструментах, которые показывают очень хороший уровень. Уверен, что фестиваль это докажет.
Вообще будет много всего любопытного и интересного. В программе впервые прозвучат бурятские национальные инструменты. Они будут солировать со сводным русским оркестром. Также здесь будут представлены коллективы учебных заведений Новосибирска. Все ступени подготовки музыкантов: музыкальный колледж, колледж культуры, школа-десятилетка, консерватория — будут выступать в течение двух вечеров.
Специальным гостем станет народный артист России Валерий Баринов, который будет читать стихи великих поэтов под аккомпанемент оркестра.
Также запланирован круглый стол, где будут обсуждаться проблемы педагогики, воспитания музыкантов, пропаганда нашего жанра — проблем все еще много. Россия такая страна: мы всегда живем по принципу кардиограммы — это уже привычное дело, также как мода, сегодня что-то востребовано, популярно, завтра не очень.

Будет очень жаль, если люди так и не поймут,
как они должны относиться к своей культуре, нации,
к тому месту, где они родились и живут

Тем не менее мы занимаемся национальной культурой, это не блажь какая-то. Здесь решается вопрос, быть нам нацией со своей уникальностью или не быть. Глобализация – это не всегда хорошо, ведь наша национальная культура рискует просто погибнуть.

Если пытаться заглянуть в будущее, что, на ваш взгляд, ожидает жанр народной музыки ближайшие 5–10 лет?

Мы все всю жизнь живем надеждой, и в профессии остаются только самые крепкие. Хуже не будет, и рассчитываю, что изменения будут только в лучшую сторону. Я осторожен во всяких прогнозах, ведь мир меняется ежесекундно. Надеюсь, никаких катаклизмов не будет, и я думаю, исчезнет эта дурь в том плане, что мир раскололся, и все поперли на Россию, против русского человека и его культуры. Они зря выступают, они не правы. И когда они это поймут, то нам будет намного легче, и наше правительство сможет тратить побольше денег на культуру и людей, а не только на охрану своих границ и вооружение, ведь очень сильно приближенность к культуре зависит от уровня жизни.
Нас всегда прекрасно принимают за границей, и я считаю, что музыка лучше политики, она сближает людей. Струна, ее вибрация и человеческая душа имеют точки соприкосновения.