Кто вы: человек массовый или человек-личность?

4 / 2018     RU / ITA / EN
Кто вы: человек массовый или человек-личность?
Юрий Григорьевич Марченко доктор культурологии, профессор, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации
Старейший культуролог Сибири, профессор Новосибирского государственного университета архитектуры, дизайна и искусств Юрий Марченко о том, как массовая культура уничтожает творческий потенциал человека, и о том, как этого избежать.

Характеристика нашего времени

Что можно сказать о нашем небывало тревожном времени? Самая главная его характеристика заключается в том, что мы жнём посеянное: жнём те плоды, которые нас не радуют, а порой сильно огорчают, вводят в уныние, напряжение, отчаяние. И если плоды эти горьки, значит, когда-то мы вступили не на ту траекторию развития – обманулись, соблазнились интересной затеей под именем «прогресс». Вначале ориентировались на улучшение элементарных условий существования, и его плоды были сладки и желательны: чтобы хлеба было в достатке, чтобы человек не надрывал себя на непосильной работе. Но прошло время, и в идеях прогресса стала преобладать абстрактная идея: «чего-то больше в единицу времени». Этот лозунг прописался в умах людей, в их генах. Записанный в школьных программах и закодированный в потоках информационных сообщений – он начал передаваться из поколения в поколение. В стремлении к прогрессу человек, подстёгиваемый как реальными, так и надуманными причинами, согласился вкладывать в него весь свой потенциал, выпадая из самого себя во внешнюю среду с тем же ускорением, что безвольное тело нечастного летит с десятого этажа.
Чтобы оценить результаты прогресса, достаточно ввести очень простой критерий – критерий абсолютных, непреходящих ценностей. Что получил человек в результате прогресса? Стал ли он добрее, красивее, правдивее? Наоборот – мы видим, как возрастает ожесточённость, безобразие, лживость человека. Посмотрите на лица людей в больших городах – это напряжённые лица с отпечатком вечной озабоченности, спешки и суеты. Разве это счастливые или хотя бы удовлетворённые жизнью человеческие лица? Можно, конечно, утешать себя тем, что мы ещё не рычим и не охотимся друг на друга, и, стало быть, остаёмся людьми. Но человеческое начало в обществе всё убывает и убывает, уступая место животному страху перед так возможными бедами –ядерной войной, экологическими катастрофами, водным голодом и терроризмом, который распространился теперь уже по всему земному шару. 

Гибельные плоды прогресса 

Выпадание человека во внешнюю среду, забвение себя внутреннего, опасно ещё и тем, что он не просто живёт в этом просторе, а с каждым днём движется в нём быстрее, как будто его подгоняет дьявольский бич скоростей. На исходе XX века появилось новое, настораживающее понятие «дромосферические загрязнения» – загрязнения скоростями. С каждым днём нарастают не только скорости работы машин, но и скорости наших мыслей, решений, действий. И всё было бы хорошо, если бы у этой безумной гонки была видимая цель. «Как же», – возразят вам, – «цель прогресса – это счастье всего человечества». Можно с этим и согласиться. Вот только вожделенное счастье в данном случае подобно линии горизонта, которая удаляется от человека с той же скоростью, с какой он стремится к ней. Иногда кажется, что ты уже близко, и бежишь из последних сил, задыхаясь и падая – нервный срыв, инфаркт, инсульт… Кто же продолжает разгонять это страшное глобальное беличье колесо?
Идея общественного прогресса зародилась в Западной Европе в XVIII веке.  Европа первой выпала из всех жизнесберегающих границ и повлекла за собой других. Погибать, так всем вместе? Вот мы и погибаем. Причём не столько от физических недугов, вызванных колоссальным износом систем человеческого организма, сколько от социальных недугов, поражающих молодых и крепких людей. Научные исследования подтверждают, что сегодня многие школьники не могут высказать связной мысли (и число таковых пока только растёт), и это последствия не лености человеческой, а расторгнутого, дискретного или, как теперь говорим, клипового мышления. Правда, я не хотел бы говорить о детях плохо, и это «плохо» им прогнозировать. «Ветры обдуют, воды обмоют», – так говорила моя мама, и была права, потому что и сегодня я встречаю молодых людей, благодаря которым, я уверен, Россия, будет «мыслить связно» и ещё славно жить. 

Покой останется на кладбище

Помимо того, что человек с опасным ускорением бежит вперёд, он еще и с усилением шумит. И этот шум – не просто характеристика нашего времени, а следствие организованной борьбы с тишиной, которой занимаются всевозможные общественные организации, учреждения образования и культуры. Организация шума всячески опекается и поддерживается. Иначе я не могу объяснить то, что музыка и реклама, выкрученные до предела громкости, настолько захватили всё наше жизненное пространство, что скоро покой можно будет найти только в операционной палате или на кладбище. Как-то в одной из городских библиотек я попробовал объяснить молоденькой сотруднице, что фоновая мелодия в зале каталогов всё-таки мешает работе, на что встретил удивлённое: «Вы не любите музыку?»

Современный человек избегает тишины, потому что, заглядывая в свою душу – видит её пустой, заброшенной, невозделанной

Самые же «расстрельные» дни – это городские праздники, когда на центральных площадях появляются мощные и сверхмощные звуковые установки, от которых ревёт пространство, трясётся всё: в зданиях дрожат окна, биохимия крови меняется – песни о «любви» и о весёлой жизни звучат в децибелах артиллерийского обстрела, бомбардировки! Захват внимания децибелами! И, раз уж мы коснулись музыки, заметим, что самый важный, самый трогающий момент в настоящей музыке – это пауза, тишина, которая наступает, когда музыканты прерываются или перестают играть. Если записать «кардиограмму» воздействия музыки, то мы увидим, что именно в эти секунды человек испытывает глубочайшее впечатление – которое заглушается «громом аплодисментов». Сейчас ещё публику приучают слушать музыку под фуршет. Кажется, что это так красиво и изысканно – запивать Рахманинова шампанским. Но по мне так это обычное мещанское желание окружить себя атрибутами «красивой жизни» и думать, что в этом-то заключается успех.
Что интересно, с производственным шумом ещё как-то пытаются бороться, понимая, что от состояния здоровья работников зависит производительность труда предприятия. И солдатам на стрельбищах выдаются заглушки, чтобы сохранить функциональность каждой боевой единицы. Но с шумами от культуры, всё труднее переносимыми, нет никакой борьбы, здесь полный произвол и «самовыражение». Именно в тишине в человеке происходит самая важная работа – общение с самим собой и с Богом. Всё ценное и глубокое приходит к нам в тишине. Современный человек избегает тишины, потому что, заглядывая в свою душу – видит её пустой, заброшенной, невозделанной. И ему становится страшно. Страх порождает бессилие, человек чувствует себя бескрылым, не способным к созиданию. Бежит он с ускорением и шумит с усилением, компенсируя внутреннюю неподвижность и пустоту. Поэтому тот, кто хочет отнять у человека способность к творчеству, всегда будет бороться с тишиной, наполняя её навязчивыми, крикливыми, вульгарными формами массовой культуры.

Следуя за модой…

Омассовление – это уничтожение всякой особенности, неповторимости, оригинальности, уникальности этнокультурного содержания. Массовая культура – это по образцу промышленного производства изготовление суррогатов культуры, не имеющих национальных корней, ни рода, ни племени, ни места, ни времени, ни пола. Слово «пол» уже заменяется словом «гендер», и это свидетельствует о том, что общество уже очень близко подошло к аннигиляции природного в человеке. Прогресс уже подарил нам «безлюдное производство», «безродительское рождение», идёт полным ходом оцифровывание жизни. Прямым текстом нам говорят, какое будущее нас ждёт.
Одним из самых мощных инструментов насаждения массовой культуры служит мода, которая ловко оперирует понятиями красоты, эстетики, индивидуальности. Однако эти понятия она переводит в категорию внешних признаков: приоритетными считаются эстетика лица и тела. Индивидуальность почему-то выражается лишь в эпатажной одежде – чего только стоит одежда, раскрашенная в сигнальные цвета и больше уместная на железной дороге или в радиационной зоне. А эти бесконечные надписи на одежде, портреты Че Гевары на майках – если они действительно отражают внутреннее содержание человека, то каково оно? А когда человеку три года от роду? Получается, что при всём стремлении отличаться друг от друга, люди омассовляются, сливаются с общей массой, которая живёт по неким «стандартам красоты», заданным модной индустрией. Тут впору вспомнить строки из стихотворения Николая Заболоцкого «Некрасивая девочка»: «…что есть красота, и почему её обожествляют люди? Сосуд она, в котором пустота, или огонь, мерцающий в сосуде?» Человек, который заботится о своём духовном и физическом здоровье, человек-личность – не впадёт в суету массовой культуры, моды, как бы плотна и густа эта суета ни была, как бы ни цепляла она его рекламой, как бы ни ловила в социальные сети. Человек-личность всегда самостоятелен, и, не умножая царящего вокруг хаоса, он попусту не возражает тем, кто пытается навязать ему своё мнение, а даёт этому мнению пройти мимо, рассеяться. Массовый же человек пассивен и влеком, и оттого он всегда будет объектом для манипуляций – и это особенно печалит, учитывая, что каждому из нас Творцом дана неповторимость и созидательная сила.

Играете вы или играют вами?

Итак, силы каждому из нас дано столько, сколько нужно, но есть у каждого две воли – добрая и злая. И если Бог ничего не даёт нам во зло, то инфернальный субъект играет на наших слабостях, пороках и немощах так, как ему вздумается. Именно он уводит массового человека всё дальше и дальше – по ложным путям, к ложным целям. Русская классическая мысль говорит, что всю историю сопровождает борьба доброго и злого в человеке и человечестве. Таким образом, энергия, притекающая к человеку, может пойти как на созидание, так и на разрушение. Созидание – дело долгое и трудное, требующее кропотливого возделывания души. Сколько сил нужно, чтобы поддерживать конструкцию бытия, в которой всё созвучно и согласно, всё радует и радуется! Разрушение если и требует, то куда меньших усилий, а движение без усилий – это всегда движение вниз, распад. Как бы ни крепка была гора, с течением времени она превратится в песок, если только не найдётся сила, которая будет заставлять каменную вершину стремиться ввысь.
Для человека этой силой является творчество – сотворение нового, небылого, более совершенного, чем было раньше. Но творчество обязательно должно совершаться после усвоения наставления: «Без Мене не можете творити ничесоже». Без Бога ничего доброго сделать невозможно. В неиспорченном человеке нет разделения на производителя и потребителя, он творец и потребитель в одном лице. И человек самодеятельный, в отличие от человека массового, стремится раскрыть свои таланты, реализовать в творчестве подобие Бога и двигаться по этому пути столько, сколько ему хватит времени и сил. Неважно, сколько он по нему пройдёт, неважно, сделает ли он меньше или больше, чем кто-то другой – важно, что он стремится быть в сотворчестве с Богом. Пока он занят этим стремлением, никто другой не займется им! Самодеятельный человек никогда не будет игралищем в чужих руках, в то время, как пассивный, массовый человек всегда кем-то помыкаем: его удел – безвольное потребление, без выбора потребляемого.
О природе потребления уже сказано и написано очень много, но я хочу обратить ваше внимание на то, как потребление проникло в культуру. Меня всегда мучило понятие ещё советского времени – «потребление материальных и духовных ценностей». Ладно – материальные ценности, но духовные-то лучше осваивать, воспринимать и… Культура превратилась у нас в сферу услуг, где таланты одних потребляются другими, как пельмени за ужином. Однако пассивное, без сотворчества потребление не развивает ни чувства, ни разума. Талантливое восприятие – сотворчество. Понятно, что Бог не каждому дал дар гениально петь, играть на музыкальных инструментах или создавать прекрасные картины – это удел великих, которые отделывали дарованные им таланты острым резцом, в опыте многие годы. Но ведь не зря академическому искусству предшествовало самодеятельное, где каждый человек выражал себя в пении, танце, музыке или рукоделии, просто делая красивым то, что сердце подсказывало. В самом названии самодеятельного искусства кроется возможность сотворчества человека с Создателем, которая может породить не только талантливого музыканта или певца, но и талантливого врача, учителя, инженера, учёного…
Трагедия самодеятельного, народного искусства состоит в разделении его на сцену и зал, на творцов и потребителей.

Ваш талант – это ваша ответственность 

В христианской традиции мысли таланты рассматриваются как воплощение замысла о том, что человек создан по образу и подобию Божьему. Но нужно понимать, что даром этим можно распорядиться по-разному. Зло бесталанно, бесплодно, не способно само по себе ничего произвести. Поэтому злу нужны совращённые, обманутые энергичные и талантливые люди, которых оно может использовать в своих целях. Помните об этом и время от времени проверяйте, на чьей службе находится ваш талант. Спасительная, главная цель человека – не тащить все зёрна в свои закрома, а использовать свои способности и таланты во благо других людей и во благо своего Отечества, особенно теперь, когда оно со всех сторон, извне и изнутри, расшатывается и расхищается. Эта простая и правдивая мысль позволит вам избежать в жизни тех опасных очагов соблазнов, где господствуют разрушительные силы. Помогайте тем истинным, видимым и невидимым героям культуры и жизни, которые поддерживают порядок, строй, укрепляют, структурируют всё вокруг нас, ближний и неближний мир. Представьте, с какой скоростью светлые силы вырабатывают свою энергию в современном хаотизирующемся мире, и подставьте своё плечо этим светлым силам, которые питают ваше телесное, душевное и духовное здоровье. Бог лучше нас понимает, что нам и когда надо и время от времени даже попускает нам побуйствовать, чтобы мы увидели, к чему приводит забвение Его заповедей. Чрезмерная резвость и свобода современного общества – это как раз такое попущение, чтобы общество узрело, что оно стремится к свободе порока, к инфернальной свободе. К свободе симуляции труда, безлюдному производству, цифрократии, к обществу, где женщины не хотят рожать, дети могут появляться на свет и вовсе без родителей и жить без их якобы ненужной опеки. Что ж, попущение – это вид божественной педагогики. В этой педагогике два рода воздействия на человека – обратимое и необратимое. Крайняя распущенность людей заканчивается всемирным потопом или так, как закончилась она в Содоме и Гоморре – Бог видит, что резерва к исправлению у человека больше нет, и убирает его как космический мусор. Обратимое воздействие то, когда человек, наконец, осознаёт порочность своей жизни и начинает устремляться к светлым, жизнестроительным, заповеданным ему делам.

Мало, выходит, было нам урока
с «Хромой лошадью» в Пермском крае. Потребовался другой –
с «Зимней вишней» в Кемерове…

Евангельская притча о талантах, данных господином рабам своим в прибавление, в рост, пусть побуждает нас к немнимому творчеству, самоусовершенствованию, самодеятельности, самообразованию, самовоспитанию, самодисциплине, самоуправлению. Пусть притча оберегает всех нас от расточения живого человеческого времени на модные, «прогрессивные» пустяки, от безответственности, лености, праздности, разврата, бездумности развлекательства в понастроенных повсюду центрах соблазна и разложения. Говорили о попущениях Господних… Мало, выходит, было нам урока с «Хромой лошадью» в Пермском крае. Потребовался другой – с «Зимней вишней» в Кемерове…
Человек оснащён Творцом многими дарами и самый великий дар – жизнь.