Культ тела по-колумбийски

9 / 2019    RU
Рустам Курманбаев пластический хирург клиники UMG
О путешествии в Колумбию и о работе с мировой звездой пластической хирургии, экспертом по липомоделированию тела Маркосом Петро.

LT: Рустам, расскажите о Маркосе Петро. Что это за хирург? Почему вы, человек с огромной практикой липоскульптурирования, решили, что вам необходим его опыт?

РУСТАМ КУРМАНБАЕВ: Маркос Петро — пластический хирург, который живет и оперирует в Колумбии. Ему 40 лет, и он настоящая мировая звезда липомоделирования. У него множество поклонников среди потенциальных и реальных пациентов, а также почитателей в профессиональной среде по всему миру. Лишь 5% пациентов его клиники — это колумбийцы, остальные — обеспеченные европейцы, американцы и россияне. Познакомиться с Маркосом я планировал давно, так как смотрел его работы в «Инстаграме» и восхищался его подходом и хирургическим видением. Это особенное умение хирурга — создать правильную стратегию гармонизации тела и буквально вылепить потрясающие формы. При этом Маркос умеет доносить информацию, четко объясняет детали. Совокупность этих факторов помогла мне принять решение: еду в Колумбию!

Знакомство в реальной жизни не разочаровало?

Я получил даже больше, чем рассчитывал. Маркос Петро не только прекрасный хирург, у него неординарное бизнес-мышление и талант шоумена. Зная его сейчас достаточно близко, как друга, я могу сказать, что это совершенно два разных человека — Маркос в «Инстаграме» и Маркос в операционной, в реальной жизни. Объединяют эти два образа широкая душа, тонкое чувство юмора и редчайший талант. Кроме того, мы с Маркосом очень похожи своим отношением к жизни, к профессии, к пациентам.

Вы поехали учиться, хотя не секрет, что многие хирурги России и стран СНГ давно учатся у вас. Зачем тратить время?

Опыт — это самое главное в пластической хирургии. Чтобы стать профессионалом в любом деле, нужно потратить на практику минимум десять тысяч часов. Я потратил, возможно, и больше, но нельзя пользоваться бесконечно одними и теми же знаниями, нужно развиваться, стремиться к новым высотам. У меня правило: несколько раз за год я должен повышать свою квалификацию. Как только я вижу что-то интересное у хирургов мирового класса, я обязательно с ними связываюсь и договариваюсь о мастер-классах. Условия бывают разными, иногда подобная возможность стоит больших денег, но мне важно побывать с ними в операционной, видеть их работы своими глазами и перенимать этот опыт. Мне нравится понимать мышление хирургов, я буквально коллекционирую разные подходы. Когда работаю с хирургом, я анализирую его методики, его логику, его опыт. После операции, глядя на результат, я отмечаю и ошибки, и преимущества, предлагаю свои решения задач. Мы обсуждаем ход работы, а затем я делаю вывод, что мне стоит взять из практики данного хирурга, чтобы стать лучше.  Именно поэтому мне с моим опытом важно работать со звездами хирургии, смотреть на их работу, улучшать себя, свои навыки. Кроме того, для меня важно развивать связи, поскольку я хочу жить и работать в окружении сильных, талантливых людей. С Маркосом мы по-настоящему подружились, у нас столько планов и идей, и только ради этого стоило ехать. Так всегда: каждая подобная поездка делает тебя новым человеком. Я вижу, как мои навыки растут, оттачиваются, работы становятся еще совершеннее. Поэтому учиться нужно всегда, даже если ты номер один в мире или подбираешься к этому статусу.

Насколько в Колумбии развита пластическая хирургия?

Пластическая хирургия в Колумбии, как и вся медицина в целом, находится на очень высоком уровне. Для понимания: колумбийские хирурги не ездят ни на какие конгрессы по пластической хирургии, они посещают только свои, ну и иногда конгрессы в США. Весь мир ориентируется на их работы по липоскульптурированию, потому что они развивают это направление с начала предыдущего века.

В чем секрет такого бурного развития?

В законодательной базе. В Колумбии закон не запрещает пластическому хирургу экспериментировать с согласия пациента. Это очень сильно толкает медицину вперед, самые прогрессивные методики появляются именно здесь. Это можно сравнить с развитием хирургии во время войн: невероятный рывок удавалось совершить в мышлении именно потому, что врачам приходилось принимать нетривиальные решения. Именно так и появлялись все передовые методы. Латинская Америка сегодня безусловный лидер в пластической хирургии тела. Даже США не дотягивают до них. В этих странах царит безусловный культ тела, каждому человеку хочется выглядеть хорошо.  Все девушки и мужчины делают операции, убирают излишки жира, добавляют недостающие объемы. Проще говоря, моду диктует пляж: ради того, чтобы выглядеть хорошо, люди готовы на все. Статистика подтверждает: бόльшая часть жителей Латинской Америки либо уже побывала у пластического хирурга, либо мечтает об этом.

Расскажите, какие фишки и операционные методики вам удалось почерпнуть у Маркоса. Увидели ли вы какие-то технологические новинки, которые вас впечатлили?

Я ехал к Маркосу с тремя целями. Во-первых, мне нужно было увидеть в работе аппарат для подтяжки кожи JPlazma. Во-вторых, я изучал его особенности разметки липомоделирования. В-третьих, смотрел операции, в которых липомоделирование сочетается с абдоминопластикой.  По последнему пункту я лишь убедился в правильности своих личных выводов. Многие хирурги боятся делать абдоминопластику с липомоделированием, так как опасаются возникновения некрозов. Но уже до поездки в Колумбию я начал делать подобные операции, и работы Маркоса подтвердили, что мои идеи верны.
Маркос, конечно, хирург высочайшего класса. При этом он отметил и мой уровень, назвал величайшим хирургом современности с большим будущим. Конечно, он мой друг и его слова я воспринимаю больше как поддержку, но оценка важна. У него я взял достаточно много. Я научился делать более четкие линии контурирования, понял особенности живой ткани, и теперь нет никаких страхов — липомоделирование вкупе с абдоминопластикой для меня теперь обыденное дело.

Вы упомянули аппарат JPlazma. В чем его особенности? Появится ли он в клинике UMG?

Это потрясающее изобретение современности. Аппарат JPlazma создан для повышения тургора кожи. В Центре эстетической медицины UMG он появится в ближайшее время, поскольку наш приоритет — быть на острие передовых технологий.  Особенность аппарата в том, что бόльшая часть операций по липомоделированию благодаря ему будет производиться без абдоминопластики, без иссечения кожи. Сначала аппаратом мы будем сокращать объемы кожной ткани, делать ее упругой, повышать тонус, а затем прорисовывать новые контуры. Это крутейшая технологическая новинка, которую мне подсказал Маркос Петро.

Каковы сегодня основные мировые тренды в липомоделировании тела?

Они остаются прежними: мы должны получить пропорциональные талию, бедра, грудь вкупе со стройными ногами. Любое тело может быть красивым! Неважно, сколько вы весите — сорок, шестьдесят, восемьдесят или сто килограммов, вопрос только в линиях и пропорциях. Золотое сечение — это два параметра. Грудь должна быть на пять сантиметров меньше бедер, талия должна составлять треть от объема бедер, плюс ровные линии и плавные переходы, — вот и все секреты красоты. Когда-то люди довольствовались природными данными, сегодня стать идеальной просто — было бы желание! Если не верите, посмотрите мой «Инстаграм».

Насколько оснащение лучших клиник Колумбии сопоставимо с тем, что мы видим в Центре эстетической медицины UMG, в котором вы оперируете в Новосибирске?

Клиника UMG соответствует лучшим мировым стандартам. Передовое анестезиологическое оборудование, прекрасное оснащение операционных, инструменты, аппаратура, кадры — здесь никаких отличий с ведущими колумбийскими клиниками. Единственное отличие — в Колумбии любят большие пространства. Огромные палаты, безразмерные операционные, широчайшие холлы…. Возможно, это особенности колумбийского менталитета.  Наши российские клиники более компактны, в этом мы продолжаем европейскую традицию.

Вы трудитесь здесь в Новосибирске так же эффективно, как Маркос в Колумбии. Но 12 часов работы — это не много для хирурга?

Маркос, так же как и я, считает, что хирургия — это стиль жизни. Тем важнее понимать при таком сложном графике, что всему свое время и отдых должен быть полноценным и качественным. Я оперирую чуть больше Маркоса. У меня пять операционных дней в неделю, у Маркоса — четыре. Две-три операции в день, примерно 10 рабочих часов. Но на выходных я полностью переключаюсь. Лучший отдых — смена деятельности. В моей жизни, помимо хирургии, много спорта и общения.

Вы написали в «Инстаграме», что Маркос научил вас правильно отдыхать. В чем особенности такого отдыха?

Маркос — очень теплый человек, всегда улыбается. Он буквально принял меня в семью. Мы расстались как братья. На выходных вся его команда: анестезиологи, медсестры, администраторы — встречаются и общаются большими семьями. Это было для меня прекрасным примером общения внутри коллектива, выстраивания не просто рабочих, а крепких дружеских отношений. Он действительно показал мне, как нужно правильно отдыхать. Все подробности не расскажу, но в Колумбию я теперь буду ездить очень часто.

Вы анонсировали новые проекты с Маркосом Петро. Что это будет? Увидим ли мы Маркоса в Новосибирске?

С Маркосом мы запланировали сразу несколько проектов. Во-первых, мы будем сотрудничать и проводить консилиумы по сложным случаям. Во-вторых, он будет приезжать в Россию для проведения мастер-классов. Первый пройдет в Москве уже в феврале. Большинство проектов мы пока держим в секрете, но приоткрою завесу тайны: речь идет об обучающих курсах в ряде клиник и экспертной поддержке клиники UMG. Нужно ли говорить, насколько это потрясающе и классно. Эксперт подобного уровня на расстоянии вытянутой руки — подобным опытом, по моим наблюдениям, ни одна российская клиника до сих пор не обладала.