Любовь как средство укрощения

3 / 2020    RU
Театральный февраль ознаменовался приездом Балета Монте-Карло во главе с художественным руководителем Жаном Кристофом Майо. Зрителям была представлена постановка спектакля «Укрощение строптивой» по пьесе В. Шекспира на музыку Д. Шостаковича.

Жан Кристоф Майо — хореограф,
кавалер ордена Гримальди,
кавалер французского ордена
Искусств и Литературы,
Ордена Почетного легиона
Франции. С 1993 года
художественный руководитель
Балета Монте-Карло

Хроника балетных премьер Новосибирска

За последние несколько лет новосибирским любителям балета посчастливилось посмотреть «Даму с камелиями» в постановке легендарного Джона Ноймайера, побывать на вечере современной хореографии балетной труппы Парижской оперы и, наконец, восхититься «Драгоценностями» Дж. Баланчина. Конечно, после таких спектаклей сибирскую публику уже трудно удивить. Не секрет, что зачастую популярность балетных трупп строится вокруг имени известного хореографа, которых не так много. Жан Кристоф Майо – один из тех, кто заслуживает отдельного внимания. Балетоманам спектакль «Укрощение строптивой», который Майо привез в Новосибирск, уже хорошо известен, так как премьера была представлена именитым хореографом в 2014 году в Большом театре.

Рождение балета Майо

Балет «Укрощение строптивой» имеет необычную историю создания. Одноименная пьеса Шекспира лежит в основе, а вот музыку специально никто не писал – Жан Кристоф Майо использовал фрагменты разных сочинений Шостаковича. Однажды Майо дал себе обещание, что главную героиню Катарину исполнит балерина Бернис Коппьетерс – его муза, которой он уже посвятил 23 балета.
Но к моменту осуществления задуманной постановки танцовщица ушла с профессиональной сцены. Тогда Жан Кристоф сказал Бернис, что балет «будет создан хоть и без неё, но для неё».
Изучив немыслимое количество музыкального материала Дмитрия Шостаковича, Майо склеил один за другим абсолютно разные произведения наследия русского композитора в одно музыкальное полотно, сопоставив с тем, что хочет показать на сцене при помощи движения. Его цель — брызги эмоций в зрительный зал, контакт и эмпатия со зрителем, создание абсолютно нового хореографического стиля на базе классического балета. Майо говорит: «Я очень люблю танец, для меня танец – это движение жизни, живые эмоции, и это чуть больше, чем балет».

Премьера в Большом театре

Для постановки своего спектакля Жан-Кристоф поехал в Москву в Большой театр. Традиции русского балета (а Балет Монте-Карло — это почти прямое наследие Дягилевского Русского балета в Монако) помогли объединить в спектакле музыку Шостаковича со специфической танцевальной эстетикой Майо. Результат — успешная премьера 4 июля 2014 года балета «Укрощение строптивой» с Екатериной Крысановой и Владиславом Лантратовым в главных партиях. Сегодня Майо признаётся, что на данный момент труппа Большого театра является сильнейшей в мировом балете. Сибирская публика оценила постановки с тремя составами солистов: Екатериной Петиной и Матеем Урбаном, Алессандрой Тоньолони и Франческо Мариоттини, а также с первыми исполнителями партий Катарины и Петруччо — Екатериной Крысановой и Владиславом Лантратовым.

Милые бранятся...

Двухактный балет погружает в атмосферу страсти, юмора, переживаний.
В отличие от Шекспира, Жан Кристоф делает акцент на истории яркой, сильной женщины, которая находит своего мужчину. Они дополняют друг друга, но между ними гром и молния. Минимальные декорации перестаёшь замечать примерно на пятой минуте спектакля: на первый план выходят эмоции, переданные исключительно движением.

Такой разный Шостакович

В Новосибирске не все принимают сам факт использования музыки Шостаковича в достаточно лёгкой по своему сюжету истории шекспировских персонажей. Необычно, даже неоднозначно воспринимаются некоторые фрагменты музыкальных произведений Шостаковича в совокупности с происходящими сценами в балете. Для нашей страны Дмитрий Дмитриевич — композитор особый. Это боль народа, его судьба и трагедия, это сарказм над режимом СССР, и в то же время – невероятная лирика, выворачивающая душу. Майо поясняет, что выбор музыки был не случаен. Это возможность услышать Шостаковича по-другому. Жан Кристоф вспоминает о том, что Игорь Дронов, дирижёр оркестра Большого театра, перед самой премьерой предупреждал, что российские люди, которые понимают контекст музыки Шостаковича, возможно, болезненно воспримут достаточно трагический музыкальный материал в этом балете. Но Майо рискнул.

Да здравствует любовь!

Жан Кристоф через своих персонажей доносит идею, что любовь возможна. Она и есть смысл и результат нашей жизни. Её нельзя судить. Отношения в паре — это их личное дело, и никого в эту пару больше не ждут. Рождается ощущение, что Жан Кристоф говорит не о балете, он говорит о жизни. Для него нет границы между танцем и окружающей реальностью.

Монако навсегда

Труппа, которую Майо взрастил в Монако, души в нём не чает. А он их обожает. Удивительные отношения внутри коллектива, где все могут быть солистами и нет времени выяснять отношения. Балет Монте-Карло является своего рода оазисом для творчества и любых экспериментов мастера. Такие условия предоставила хореографу её королевское высочество принцесса Ганноверская, когда пригласила возглавить театр более 25 лет назад. А он в ответ пообещал, что никогда не покинет Монако.

Ждём «Щелкунчика»?

Любопытно, что у Майо есть потрясающая постановка любимого нашему сердцу «Щелкунчика» на музыку П. И. Чайковского. Спектакль полон интересных режиссерских находок, например, действие первого акта происходит в театральном закулисье. Балет много лет идёт в Монако, и только там. Из-за сложных и громоздких декораций его невозможно вывезти и показать в других театрах. На пресс-конференции журналист нашего издания задал вопрос Жану Кристофу, не желает ли он пересмотреть сценографию балета и привезти столь необычную постановку в Россию. На что он с юмором ответил, что, возможно, мы шпионим в его голове: он только недавно думал именно об этом. Именитый хореограф действительно хочет облегчить декорации, чтобы вывезти за пределы Монако своего «Щелкунчика», а мы будем надеяться, что станем зрителями и этого спектакля в следующий приезд труппы в наш город.

Текст: Оксана Гайгерова, Александр Савин Фото: Феликс Дол Майо, Алис Бланжеро