Люди больше не нужны?

4 / 2020     RU
Люди больше не нужны?
Игорь Соловьёв руководитель департамента информационных систем и сервисов Фонда «Сколково»
Что будет, если устроить соревнование между беспилотником и гонщиком «Формулы 1», почему диджитализация бизнеса неизбежна и какие российские компании могут внедрять в производство инновационные решения, используя инструменты технологического скаутинга.

LT: Правда ли, что искусственный интеллект может научиться общаться, принимать решения, приобретать и развивать творческий потенциал, который, согласно трудовой теории, и отличает человека от станка, позволяя ему производить прибавочный продукт, то есть источник прибыли?

ИГОРЬ СОЛОВЬЁВ: Хорошо обученные нейросети уже могут писать книги и создавать картины, копируя заданный авторский стиль. Вопрос — искусство ли это? Но это отдельная тема для дискуссии. В производстве машины самостоятельно придумывают новые формы привычных нам изделий, например, соединительные элементы в строительстве или даже новый вид виски — в Северной Европе искусственный интеллект создал свой «идеальный» рецепт напитка, учитывая компоненты самых востребованных сортов. Сейчас искусственный разум помогает человеку в разработке вакцины от коронавируса: в поиске оптимальной формулы препарата компьютер анализирует колоссальные объёмы информации. Здесь, конечно, уместнее говорить об автоматизации труда, нежели о создании принципиально нового продукта. Но ведь и китайская промышленность в 90-х начиналась с копирования чужих технологий, а теперь Китай имеет собственные разработки во всех отраслях вплоть до ракетостроения. Так что, научившись копировать производственные алгоритмы, нейросети научатся и экспериментировать. Путём перебора они будут предлагать принципиально новые идеи, рецепты, технические решения и даже поведенческие стратегии. Робототехническая компания Boston Dynamics уже создала целый модельный ряд роботов, в том числе для военных целей. Использование этих умных машин в реальных боевых действиях может существенно изменить существующие военные сценарии.

Многие футурологи, от писателей-фантастов до авторитетных учёных (например, Стивен Хокинг), — говорили о моменте сингулярности, когда искусственный интеллект научится совершенствовать сам себя и в итоге начнёт доминировать над человеком. Исходя из приведённых вами примеров — нет ли оснований полагать, что сингулярность намного ближе, чем казалось раньше?

Мы всегда думаем, что будущее далеко. Ещё 10–15 лет назад доступная видеосвязь практически из любой точки Земли казалась фантастикой. А сегодня Skype, WhatsApp – в любом смартфоне, который может быть помощнее иного компьютера. Да и нейросети намного доступнее, чем принято считать – самая большая в мире электронная библиотека «Google Книги» тому пример. Кстати, Google уже продемонстрировал робота, который эмулирует человеческую речь со всеми её несовершенствами — запинками, заиканием, характерными интонациями. Иными словами, сеть учится говорить и постепенно забирает креативность человека, постепенно вбирая голоса, почерк, стиль режиссёров, актёров, политиков и так далее. Так что, отвечая на ваш вопрос, мы не просто подошли к сингулярности, но где-то даже её перепрыгнули. Есть такая система автоматизации юридической деятельности LagalTech, которая анализирует миллионы текстов, от законов до судебных решений, и определяет, какова вероятность выиграть или проиграть конкретное дело. Так вот, в Европе уже беспокоятся, не могут ли её создатели менять код, чтобы управлять искусственным интеллектом в своих интересах? И это довольно тревожный сигнал, свидетельствующий о том, что порой мы не можем отличить поведение робота от проявления человеческой натуры. Та же история — с интернет-рекламой. Вы ведь замечали, что, задумавшись о покупке какой-то вещи, вы тут же получаете соответствующие предложения, на какую бы страницу ни зашли. Очень эффективно используются человеческие слабости в казуальных играх — сложнейшие математические алгоритмы ведут человека к принятию решения, которое он сам, может быть, не осознаёт.

Если искусственный интеллект достиг таких высот в области психологии, то что уж говорить о рынке труда, где, например, беспилотные технологии уже вытесняют водителей из профессии?

С этой точки зрения, сфера грузовых и пассажирских перевозок скоро действительно получит большую встряску. Мы в Сколково тестировали беспилотники «Яндекс.Такси». На дороге машина ведёт себя почти, как обычный законопослушный водитель и даже учится принимать решения в непредвиденных обстоятельствах. Конечно, пока она уступает в этом человеку: если вы, увидев припаркованный прямо на дороге автомобиль, просто объедете его, то беспилотник секунд 10–20 «подумает», анализируя причины появления такого препятствия. Но разработчики утверждают, что на трассе нейросеть будет учиться очень быстро, и лет через пять-семь беспилотные такси станут нашей реальностью. Но пока даже самый совершенный робот будет выглядеть новичком рядом с человеком, который является лидером в своей профессии. Если устроить соревнование между беспилотником и профессиональным гонщиком, человек придёт хоть на доли секунды, но быстрее. Да, машина не отвлекается на внешние факторы, быстрее соображает, но она пока не умеет рисковать — это противоречит самой её логике. А человек способен рискнуть и победить. То же самое с юристами: никакой LagalTech не заменит юриста высокой квалификации, имеющего богатый профессиональный и жизненный опыт и способного заметить в деле важные нюансы, которые «по-человечески» не понятны машине. Например, превышение скорости — это, безусловно, нарушение закона. Но если человек сделал это ради спасения чьей-то жизни, то дело принимает иной оборот. Толковый юрист, гонщик «Формулы-1», шеф-повар мишленовского ресторана обладают уникальным опытом и пониманием жизни, которого нет у искусственного интеллекта. Поэтому если нейросети когда-то и начнут свою экспансию на рынке труда, то сложные, экспертные сферы деятельности всё равно останутся за человеком. Во всяком случае, в ближайшее время, пока искусственный интеллект не научится мыслить намного шире.

Но ведь высококвалифицированных специалистов как раз меньшинство. Что делать линейному персоналу, чьи функции уже в ближайшем будущем смогут выполнять роботы?

Несмотря на то, что бухгалтерское дело почти полностью автоматизировано, я не заметил, чтобы обычные бухгалтеры раскладывали на работе пасьянсы — все, как и прежде, загружены на 100%. Просто раньше они проводили по десятку документов в день, а теперь этих документов могут быть сотни. Другой пример — наши смартфоны. Казалось бы, они должны были колоссально повысить нашу производительность и освободить массу времени для творчества и отдыха. Но по факту посмотрите, сколько времени мы проводим в своих гаджетах.
Мы с вами говорили о беспилотниках «Яндекс. Такси», но ведь одновременно с ними развивается сервис «Яндекс. Еда», где основной рабочей силой является человек. Конечно, «Яндекс» уже испытывает «ровер» — робота-курьера для доставки товаров. Работает он круглосуточно, не болеет, социальные гарантии ему не нужны — идеальная замена обычному работнику со всеми его потребностями. Но я думаю, что человеческая натура обязательно возьмёт своё — не в этом раунде, так в следующем.

Да, но тем временем сотни и тысячи людей могут потерять работу. Получается, что цена прогресса — это реальные человеческие судьбы. Что вы думаете об этической стороне вопроса?

Для визионеров-новаторов, человек в этом смысле не имеет значения. Если изобретателю удалось создать технологию, способную работать без человека, то для него это успех. Более того, я сам считаю, что во многих сферах деятельности люди больше не нужны... здесь должен прозвучать злодейский смех (смеётся). Моя миссия — создание и поддержка таких цифровых платформ, которые будут не просто помогать людям обрабатывать заказы, оформлять документы и так далее, а сделают человека лишним в этих бизнес-процессах. При этом как разработчик таких систем я, разумеется, сохраняю свою контролирующую функцию. И со своей позиции могу сказать людям: не тратьте время на типовые рутинные действия — займитесь более сложными делами! Реальность такова, что перед лицом глобальных вызовов цивилизации вас не защитит никто, кроме вас самих. Строго говоря, юрист должен стать немного программистом, чтобы понимать, как работает тот же LagalTech. А водителю автомобиля придётся переквалифицироваться в механики, чтобы стать незаменимым специалистом по обслуживанию беспилотного механизма. Чем больше смежных профессий вы освоите, тем больше у вас шансов попасть в будущее, где, как в кино про Электроника, «вкалывают роботы, счастлив человек».

Согласитесь, что механиков и высококвалифицированных юристов требуется намного меньше, чем трактористов, а это значит, что если не появится принципиально новая область занятости (как когда-то появилась сфера услуг), общество неизбежно столкнётся с массовой безработицей.

Я думаю, что новые области занятости появятся. Как появится возможность модернизации и самого человека. Наш мозг — уникальная, невероятно развитая технологически машина. За доли секунды он воспроизводит для нас непрерывное объёмное изображение, мгновенно подстраиваясь под меняющиеся условия. Он может перевернуть картинку и даже дорисовать недостающие детали, если мы закроем глаза. И всё это — в режиме реального времени. Если уже сейчас людям успешно устанавливают бионические протезы, то рано или поздно мы научимся закачивать новую информацию в мозг. Эта идея, конечно, кажется абсолютно футуристической, и, возможно, потребует ещё не одно десятилетие для воплощения. Но мировые институты мозга уже работают над этим. Поэтому несмотря на то, что искусственный интеллект будет прогрессировать в своём развитии, человек также не будет стоять на месте — это совершенно точно.

Сегодня модно говорить о диджитализации бизнеса. Причём если одни видят это перспективой ближайшего будущего, то другие уверены, что «цифровая» гонка уместна не во всех отраслях. Каково ваше мнение на этот счёт?

Бизнесу в любом случае нужно готовиться к глубокой трансформации. Вполне возможно, что она будет плавной, но рано или поздно перемены затронут всех. Небольшим компаниям, где каждый новый сотрудник требует дополнительных затрат, стоит подумать хотя бы об «умных» автоответчиках, которые будут записывать клиентов к парикмахеру или к врачу. Роботу не надо платить зарплату, он не болеет, не устаёт — оптимизировав, таким образом, свои расходы, компания сможет предложить более конкурентную цену на рынке услуг. Ну, а на крупных производствах давно работают роботы-сборщики, сортировщики, упаковщики, и я думаю, что в этом секторе автоматизация со временем будет только возрастать.

Но если «умный» автоответчик стоит недорого, то для серьёзного технологического апгрейда нужны огромные инвестиции, которые могут позволить себе лишь производственные гиганты. Не усилит ли это тенденцию к монополизации рынка?

Именно это сейчас и происходит. Но с другой стороны, именно в таких масштабных проектах рождаются прорывные идеи. Например, если какому-то крупному автомобильному концерну для сборки его концепт-каров потребуется андроид, способный выполнять мелкую работу, то в будущем на основе этого проекта можно наладить выпуск домашних андроидов, которые будут жарить вам картошку, подавать кофе и так далее.

Ну, а что же делать малому и среднему бизнесу, который стремится «оцифровать» свою деятельность?

Искать стартапы, которые строятся на изучении потребностей бизнеса и разработке всевозможных «умных» сервисов. Кстати, в Сколкове есть, можно сказать, агрегатор таких проектов — цифровая платформа StartupList. Туда попадают не только сколковские компании, но и резиденты Роснано, Фонда содействия инновациям, и так далее.  StartupList можно назвать каталогом, в котором потенциальный инвестор — партнёр или заказчик — может найти интересные предложения. Замечу, что компании, собранные на StartupList, уже прошли жернова институтов развития и подтвердили свою потенциальную эффективность. Инструменты технологического скаутинга (поиска инновационных решений) сами по себе не новы. В США работает система Crunchbase, в Израиле Startup Nation — многие страны собирают как внутренние проекты, так и привлечённые из-за границы. На Crunchbase, например, уже есть российские стартапы — молодые компании интересуют деньги, связи, перспективы выхода на международный рынок и, конечно, они идут туда, где это можно получить. Так что интерес со стороны российского бизнеса мог бы мотивировать новаторов развиваться внутри страны. Это было бы очень перспективное сотрудничество для всех заинтересованных сторон, потому что даже если вы не знаете, как оптимизировать свой бизнес, и думаете, условно, о каких-нибудь ядерных батарейках, то в стартап-экосистеме наверняка вам встретятся эксперты, которые помогут найти или сделать то, что реально нужно вашей компании. Ну, а дальше — сила технологий плюс магия человеческих отношений. Попробуйте, вдруг для вас будущее наступит прямо сейчас.

startuplist.ru

Текст: Александр Зонов (Институт государственной службы и управления, ФКиГА, специальный корреспондент LEADERS TODAY в Москве)
Фото: «Открытые инновации»