Что воля, что неволя

6 / 2020     RU
Что воля, что неволя
Александр Панчин кандидат биологических наук, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН, член Комиссии по борьбе с лженаукой при Президиуме Российской Академии наук
Почему фундаментальная наука считает свободу воли иллюзией, но стремление к этой свободе называет едва ли не ключом к бессмертию, столь желанному человеком.

LT: Что значит свобода для вас?

Александр Зонов, специальный корреспондент журнала Leaders Today в Москве, студент РАНХиГС, представитель всероссийского профсоюзного движения молодёжиАЛЕКСАНДР ПАНЧИН: В повседневной жизни свобода — одна из важнейших человеческих ценностей. Возможность самостоятельно принимать решения, которые считаешь правильными. С научной точки зрения всё, конечно, намного сложней. Ведь на самом деле наши решения — результат сложных физических, химических и биологических процессов, большую часть которых мы не осознаём.
В основе любого поступка человека лежит физиология: мозг состоит из нейронов, которые взаимодействуют между собой, обрабатывают информацию, в результате чего человек совершает то или иное действие, приходит к тому или иному выводу… Но принципы работы нейронной сети настолько сложны, что даже если бы мы знали всё про каждый нейрон в отдельности, то всё равно не смогли бы полностью смоделировать поведение человека, потому что не создано такой мощной программы, которая могла бы обработать такое количество информации.
Поэтому мы неизбежно опускаем все эти подробности и говорим, что был совершен свободный выбор. Человек налил себе воды, потому что он хотел пить — вполне приемлемая формулировка. Хоть она и не погружает нас в механизм формирования чувства жажды, она неплохо описывает реальность на доступном нам уровне и, что самое главное, позволяет нам предугадывать поведение других людей. Приведу простую метафору. Если мы хотим описать состояние газа в воздушном шарике, мы не будем описывать движение каждой отдельной молекулы. Мы применим уравнение идеального газа, которое связывает объём, давление, температуру и количество вещества. Это не самое точное описание, но оно достаточно хорошо для решения массы практических задач.
Таким образом, для меня свобода — это термин из сферы бытовой психологии, категориями которой мы оперируем, потому что пока более точного описания поведения человека у нас нет. Но подчеркну: даже если бы могли это сделать, я разделяю точку зрения о принципиальной случайности некоторых процессов, в связи с чем будущее (в том числе будущие решения и действия человека) не может быть смоделировано со стопроцентной точностью.

Ваше видение зиждется на прочном базисе фундаментальной науки. Как же тогда объяснить такие, на первый взгляд, иррациональные вещи, как готовность умереть за свободу или формирование вокруг идеалов свободы целых государственных идеологий?

Здесь мы говорим о свободе как о социальной категории — праве человека совершать те или иные поступки, думать и говорить, что ему хочется, верить в то, что он считает нужным. Несколько лет назад финский физик и математик Алекс Висснер-Гросс предложил интересную формулу, которую он назвал «уравнением интеллекта». Его определение интеллекта подразумевало силу, направленную на максимизацию производства энтропии в долгосрочной перспективе. Попросту говоря — к максимизации свободы действий в будущем. Идея по-своему философская, но мне показалась забавной. Тем более что на её основе Висснер-Гросс создал несколько функциональных искусственных интеллектов. Я заметил, что свободолюбие нередко является характеристикой людей, которые, по моему субъективному мнению, отличаются умом. Похожие размышления встречаются и у Висснер-Гросса, только он говорит об искусственном интеллекте: интеллект не хочет оказаться зажатым, он стремится к свободе, он хочет захватить как можно больше вариантов возможного будущего.
Социальное значение такого определения, на мой взгляд, огромно. Например, некоторые ученые стремится к решению проблемы старения и смерти. Дать человеку умереть или убить его, в общем-то, легко, но вот воскресить его вместе с его опытом, размышлениями, уникальными характеристиками — невозможно. Поэтому люди готовы до последнего сражаться за свою жизнь и жизнь других — таким образом они пытаются сохранить возможность максимального выбора для себя и для человечества в будущем.
Каждый человек уникален, незаменим, каждая утрата необратима, и это, на мой взгляд, делает человеческую жизнь наивысшей ценностью. То же самое относится к охране памятников истории и культуры, к созданию заповедников для сохранения редких видов животных — всё это про разнообразие форм материи, которое при утрате уже не восстановить. Если же говорить о личной свободе человека, то уравнение Висснер-Гросса снова работает: сидеть за решёткой или даже просто подчиняться чужой воле значит быть ограниченным в выборе возможностей для реализации выбранных ценностей. Сами ценности у каждого могут быть свои: семья, творчество, познание, удовольствие — но добиться чего-то в каждой из этих сфер куда сложнее, если ты подневолен, скован и ограничен.

Вы по образованию биолог. Как трактует свободу воли биология?

Есть знаменитая книга Дэниела Вегнера «Иллюзия свободной воли» — в ней очень подробно излагается существенная часть научной аргументации на тему, почему биологи считают ощущение свободы воли иллюзией. Одним из самых ярких доказательств стал эксперимент, когда учёные воздействовали электрическим током на определённые участки мозга человека, заставляя его совершать заданные действия или думать, что он их совершил. Известны и работы психолога Питера Йоханссона, который предлагал выбрать людям одну из двух фотографий, потом переворачивал их лицом вниз, тайно подменял выбранное фото другим и просил испытуемых объяснить свой выбор. В большинстве случаев люди не замечали подмены и начинали придумывать объяснение выбору, который они не совершали.
Известен и так называемый «синдром чужой руки». Он возникает, когда повреждается область мозга, связанная с планированием действий. Человек двигает рукой, но думает, что рука движется, из-за каких-то внешних сил: нечистой силы, контроля инопланетян, живёт своей жизнью. При этом мы знаем, что на самом деле рука управляется сигналами, поступающими от моторной коры головного мозга пациента. Мозг не только отдает команды телу, но и пытается определить уровень своего влияния на их выполнение, чтобы корректировать поведение в будущем. Но если этот механизм нарушен, могут возникать странные иллюзии.

С точки зрения биологии ощущение свободы воли — это своего рода инструмент обратной связи для мозга, ощущение, помогающее ему ориентироваться в окружающем мире

Такие вещи подтверждают, что люди не всегда уверены, какой поступок они совершили сами, а какой случился из-за внешних сил. Наш мозг пытается анализировать, что от него зависело, а что не зависело. Это очень важно для нашего обучения и выживания. И когда мозг решает (даже если ошибочно), что отвечает за некоторый поступок — мы это ощущаем как чувство реализованной свободной воли. Это такое же чувство индикатор, как жажда или голод.
Таким образом, с точки зрения биологии ощущение свободы воли — это своего рода инструмент обратной связи для мозга, ощущение, помогающее ему ориентироваться в окружающем мире. И тут мы снова приходим к выводу о том, что свобода воли — это ощущение, которое определяется физиологией человека.

Выходит, свобода раба, которого привезли в цепях в чужую страну, и гражданина самой либеральной страны — одно и то же? Разнятся только субъективные ощущения двух этих людей?

Нет, их права и свободы различаются в социальном смысле. У человека с низким социальным статусом возможностей самореализации несопоставимо меньше, чем у богатого и влиятельного гражданина развитой страны. Их ощущения, решения, которые они принимают, могут быть схожи — физиология-то одна. Но условия жизни разные.

В 1983 м году Бенджамин Либет попробовал экспериментально доказать, что человек, грубо говоря, несвободен, в 2008 м году результаты его экспериментов были подтверждены на более современном оборудовании, однако многие люди просто отказываются в них верить, говорят, что это всё фальсификация. Как вы думаете, почему людям так важно отстоять свободу как собственное решение?

Думаю, это связано с тем, что у большинства людей есть представление о бессмертной душе, наделённой принципиальной, «чистой» свободой принятия решения. В некоторых религиях считается, что свобода эта дарована богом или иным высшим существом, а биологическое представление, которое вытекает из работ Либета, противоречит этому убеждению. Точно так же люди не верят в теорию эволюции: это противоречит их религиозным представлениям о божественном происхождении. И хотя формально здесь нет противоречий — эволюцию ведь тоже мог создать бог — люди чувствуют, что научный подход всё равно угрожает их вере, так как даёт естественные объяснения поведению человека, его разуму, его представлениям о морали. Так, помощь близким, или человечность может оказаться адаптивным преимуществом, свойственным даже животным. В дикой природе случаи взаимной помощи нередки — это условие выживания вида и навык, который передаётся из поколения в поколение. Так что нравится нам это или нет, наше поведение — следствие нашей физиологии. Там нет места каким-то метафизическим сущностям типа вечной души, которая сама по себе придумывает какие-то решения и не зависит от мозга. Вот такая суровая правда жизни (улыбается).

Текст: Александр Зонов (Институт государственной службы и управления, ФКиГА, специальный корреспондент LEADERS TODAY в Москве)