Книги нашего детства

1 / 22    RU
Открытие выставки «Флейта ангела». ЦК19, фото: Михаил Конинин

Культурный код Новосибирска. Из чего он складывается?
Как определить, что ты понимаешь его и умеешь выделять в потоке визуальных образов обыденной жизни те элементы и знаки, которые его формируют?
В ноябре 2021-го года в ЦК19 прошла выставка книжной графики одного из ярчайших представителей новосибирского изобразительного искусства Александра Давидовича Шурица: более 250 графических работ, охвативших путь художника с 70-х годов прошлого века до первых десятилетий века нынешнего. Узнавание произошло моментально, как только глаза поймали те самые картинки из детства: от первой прочитанной самостоятельно книги «Багаж» Маршака до чудесных миров «Хоббита» и «Волшебника Изумрудного города». Гости выставки ходили между рисунками, с удивлением обнаруживая, что любимые истории их детства оживил на бумаге именно Александр Шуриц.

Предисловие

После окончания Строгановского училища в Москве Александр Давидович «распределился» в Новосибирск – на карте город находится как раз между столицей и Биробиджаном, местом, где в 1945 году родился художник. Дизайнер по образованию, в Новосибирске он начал работать в специальном художественно-конструкторском бюро, в отделе комплексного проектирования, над мотоциклом, которому было не суждено стать явью советской действительности в силу экономических обстоятельств. Потом занимался художественной стороной проектирования электрооборудования. Тогда подобная деятельность называлась художественным конструированием или технической эстетикой. Свободного времени было много. Необходимость кормить семью мотивировала искать дополнительные возможности реализации художественных знаний и таланта, и Шуриц по рекомендации друга пришел в «Западно-Сибирское книжное издательство». Сначала он сделал для пробы «Багаж» Маршака, которого издали в 1970 году вне плана. После этого художественный редактор Виталий Минко стал постоянно давать талантливому иллюстратору заказы. С 1979 по 1986 год Александр Давидович художественно оформил серию детских книг А. Волкова «Волшебник Изумрудного города».
В период с 1983-го по 1990-е сотрудничал с московским издательством «Детская литература».
За потрепанной целлофановой обложкой книги «Волшебник Изумрудного города», которая была, наверное, в каждой семейной библиотеке, прятались станковые листовые иллюстрации, благодаря которым мы в своем воображении проживали необычайные приключения и учились общечеловеческим ценностям.
Сегодня тревожный российский родитель, чтобы правильно воспитать своих детей, часто обращается к книгам своего детства, с проверенными иллюстрациями и текстами, стремясь передать те моральные и эстетические ценности, на которых он вырос сам. Желание транслировать следующим поколениям свой культурный код, который мы с гордостью осознали на выставке, через какое-то время трансформировалось в раздумья: из каких ключевых элементов складывается мир детской иллюстрации, какую роль в этом играют личность и опыт художника, и как Александр Шуриц повлиял на наше представление о мире.

Сергей Мосиенко, близкий друг Александра Шурица, член Союза художников России, Союза журналистов России, правления Новосибирского отделения СХР:
Когда я познакомился с Сашей, он уже занимался книжной графикой. Яркое впечатление на меня произвела книжка «Багаж», именно после нее мне захотелось узнать художника ближе и больше общаться. Сюрреализм Саши современниками тогда не воспринимался, но книги его выделялись: никто так больше не рисовал. Он всегда очень серьезно подходил к делу, говорил, что профессионал – это не тот, кто где-то учился, а тот, кто работает по своей профессии, что писать нужно, пока есть настроение и состояние драйва. Его работоспособность была колоссальна.
Вторая книга, которую он иллюстрировал, была «Бармалей» Чуковского, и, скорее всего, это был специальный заказ, где было прописано, что книга должна быть рассчитана на детей, поэтому злодей получился у него добрым. Более того, многие типажи в этой книге у него на кого-то похожи. Тогда Саша был еще зависим от издательства, но потом, когда он уже стоял там уверенно на ногах, он делал то, что хотел. Очень красивые иллюстрации в «Принцессе на горошине» Андерсена. Интересна его черно-белая графика. Правда, она часто проигрывала в книгах, потому что была на желтой бумаге и формат изданий невелик, но когда видишь те же работы в оригинале, выполненные на белой бумаге тушью, понимаешь, какая это профессиональная работа. Когда он рисовал «Илиаду» и «Одиссею» Гомера, то долго мучился, но потом сказал, что понял, как рисовать древнегреческих людей.
Что интересно, Саша был не большой любитель детства. Ему самому было интересно быть взрослым. И даже когда появились дети, внуки, к ним он относился очень спокойно. Для него самым важным был творческий процесс — «красить» он мог круглые сутки. С книгами он работал лихо: от детских картинок для стихотворений он перешел к сложным коллажам познавательных книг, его иллюстрации от книги к книге заметно взрослели, вне зависимости от предполагаемого возраста читателя.
Он не заискивал перед детьми, чтобы им понравиться. Говорил с ними на взрослом языке, вкладывая в рисунок весь свой жизненный опыт и знание европейского искусства. Очень много художников рисуют для детей милые вещи, но Саша был взрослым иллюстратором, который просто работал с детской темой, рисунок у него был жёсткий, что в какой-то мере отражало его позицию и характер.
Иллюстрация к сказке Г.-Х. Андерсена «Принцесса на горошине». 1989. Западно-Сибирское книжное издательство

Владимир Хананов, художник-график, графический дизайнер, рисовальщик:
Работы Александра Шурица интересны как детям, так и взрослым. Ребенок видит мелкие детали: всякие букашки, птички, кузнечики; родителям интересно, как его иллюстрации попадают в тему детства или создают ее; мне же, как художнику-графику, важно понимать, как они выполнены технически.
Его высокая техническая оснащенность как рисовальщика меня поражает. Он подходит к оформлению книг как дизайнер в том смысле, что к каждой из них он ищет свой стиль, пластику, индивидуальность. Например, книга Чуковского «Бармалей» выполнена в брутальном стиле, с контрастным цветом. А вот в сказке «Урфин Джюс и его деревянные солдаты» графика наиболее утонченная, совмещающая и штрихи, и цвет. Существует много хороших художников, которые создают великолепные иллюстрации, но работают они в своем узнаваемом стиле: демонстрируя больше свое умение рисовать, но не раскрывая нюансы самой сказки или автора. А вот Шуриц делал каждую историю уникальной.
Если мы говорим про более взрослую графику, то нужно обратить особое внимание на силуэты. Тут он рисует не столько черным, сколько белым. Каждый из просветов выверен по своей пропорции к черному пятну. Типографы, дизайнеры шрифта вообще отличаются высочайшим мастерством в том плане, что, разрабатывая шрифты, гарнитуру, они очень долго и настойчиво работают как над формой, так и над контрформой, которая внутри. Мало кто понимает, но это настоящее искусство, которое хочется рассматривать бесконечно, изучая, как автор выстраивает отношения белого фона, черного пятна и серых, штриховых вещей.
Понятно, что технические возможности книжных издательств в те времена были не очень высокие — это видно по блеклым, монохромным цветам. Но Шуриц даже это умело использовал, создавая монохромные гаммы. Видно, что делал это он с удовольствием, хорошо и легко, как будто с моцартовским началом. Он очень высоко поднял планку в иллюстрации детской книги. Заметно, что он знал, изучал и собирал важные моменты из истории искусств – так он совершенно аутентичен в рисовании керамики в иллюстрациях к «Илиаде». Меня поражают его полифония, художественный кругозор. Можно делать все в едином стиле, хорошо и талантливо. Но так человек облегчает себе задачу. А Щуриц работал над каждой деталью, придавая ей индивидуальность. Александр Шуриц читал и видел книгу одновременно. Это как у музыкантов, которые слышат и записывают. При этом он явно получал удовольствие, которое передается зрителям, — мы чувствуем это и сегодня.
Иллюстрации к сказке Г.-Х. Андерсена «Принцесса на горошине». 1989. Западно-Сибирское книжное издательство

Тамара Мамаева, супруга, издатель художественного альбома творческого наследия Александра Шурица:
Значимой детской книгой в нашей семье стала «Принцесса на горошине», потому что наш сын именно с ней преодолел барьер нелюбви к процессу и научился читать. То, что именно папа сделал иллюстрации для этой книги, никакой особенной роли не сыграло: такая работа была у папы – сказки детские рисовать.
Дети не оценивают иллюстрации, принимают их в книгах как должное: все образы, которые создает художник, для маленького читателя становятся единственно возможными. Иллюстрации оценивают взрослые, ищут в них дополнительные смыслы или критикуют. В начале 80-х годов на первой выставке, которая состоялась в ГПНТБ, разгорелась целая полемика о «Бармалее». В книге отзывов призывали запретить Шурицу иллюстрировать детские книжки, потому что Бармалей у него получился такой страшный, что дети не могли после него уснуть. Прошло тридцать лет, и те дети, которые в 80-е годы не могли спать от страха, на выставке книжной графики в ЦК19 в 2021 году удивлялись, какой Бармалей добрый и человечный. Все хорошее видится издалека.

В книге отзывов призывали запретить Шурицу иллюстрировать детские книжки, потому что Бармалей у него получился такой страшный, что дети не могли после него уснуть

Саша всегда мечтал о сказках. Но в советские времена в «Западно-Сибирском книжном издательстве» печатали большое количество научно-популярных книг для детей: «Как хлеб на поле вырастили», «Из чего делают гвозди», «Как стать токарем», — и ему приходилось их иллюстрировать, чтобы потом получить в работу детскую сказку. В жизни он сохранил детскую непосредственность, был над землей на пять сантиметров и при этом часто говорил, что ему не хватает сумасшедшинки. Он мечтал об «Алисе в стране чудес» Кэрролла, но в нашем издательстве эту книгу в план ни разу не ставили. Станковые листы для заветной книги копились и ждали своего часа до того момента, пока во время своей очередной поездки в Москву в издательство «Детская литература» он не познакомился с коллекционером Александром Рушайло, который собирал все, что касалось Льюиса Кэрролла и его Алисы: книги, иллюстрации, предметы. Когда Саша увидел у него дома всю эту коллекцию и понял, что Рушайло с ней активно работает – организует встречи с любителями «Алисы», проводит конференции и выставки, – он все свои графические листы подарил. Об этом мы никогда не жалели – думаем, что коллекция продолжает жить, хоть и за пределами нашего города. Можно с уверенностью сказать, что эта неизданная книга стала любимой Александра Шурица. Он неоднократно возвращался мыслями к ней и даже давал детям задания иллюстрировать «Алису» в Художественной школе № 1, в которой работал.
Еще одну коллекцию детской книжной графики – большие полосные цветные иллюстрации, в том числе для сказочных повестей Александра Волкова — вывез из Новосибирска известный итальянский коллекционер Марио Романини, волею судеб оказавшийся в 90-е годы в Сибири в качестве преподавателя новых сотовых технологий в Институте связи. Ему были интересны художники советского периода, которые не работали в направлении соцарта, а искали свой собственный метод в искусстве. Саша в то время занимался мифологией, изучал европейское искусство, библейские сюжеты — он шел по своему пути, на который уверенно встал еще в 80-е годы.
Итальянская часть печатной графики живет активной жизнью. Марио Романини делает много выставок и публикаций в европейских арт-изданиях, но участвовать в выставочной деятельности в Сибири не готов из-за ковидных опасений и возможных сложностей перемещения коллекции через российскую таможню.
Иллюстрация к сказке К. Чуковского «Бармалей». 1975. Западно-Сибирское книжное издательство

Ноябрьская выставка детской книжной графики стала еще одним этапом большой работы, которую ведет Тамара Мамаева по сохранению наследия «градообразующего» художника нашего города. Три года работы над архивами, создание двухтомного художественного альбома «Живопись. Размышления» с автобиографической книгой художника «Ангел в тумане», создание цифровой коллекции на платформе библиотеки НГОНБ, посвященной творчеству Александра Шурица, — все это дает уникальную возможность жителям города вспомнить детские впечатления от книг, нарисованных Александром Давидовичем.

Тамара Мамаева: «У меня не было никакого сомнения, что нужно издавать художественный альбом Александра Шурица. Я не подавала заявки на гранты и не ходила в министерство культуры за помощью, знала, что мне ответят в 2020-м ковидном году. К работе над альбомом привлекла лучшего графического дизайнера, Анатолия Грицюка, и результатом нашей работы стал Гран-при конкурса «Книга года: Сибирь – Евразия» в 2021 году. Моя цель сегодня, чтобы альбомы появились в библиотеках, ведь они — хранилища того, что было сделано в новосибирской культуре. У нас в области 900 библиотек, и в каждой, даже маленькой районной, есть старые детские книги с иллюстрациями Шурица. Любая библиотека Новосибирской области хотела бы иметь такой альбом, мне об этом говорят, но сегодня он есть только в ГПНТБ и в «Дом да Винчи», арт-платформе НГОНБ. Возможно, узнав об этом проекте, бизнес-сообщество Новосибирска поддержит его. Хотелось бы на это надеяться».

Хотим выразить благодарность Сергею Гребенникову, художнику-графику, члену Союза художников России. Он многое рассказал нам про технологию печати «Западно-Сибирского книжного издательства» советских годов, что позволило нам правильно понять и оценить мастерство Александра Шурица в его работе над печатной графикой.



онлайн-галерея @gvozd.gallery
gvozd.gallery 

 

 

 

Текст: Елена Здорова
Фото: Сергей Ясюкевич (Тамара Мамаева на выставке)